February 3rd, 2021

О коммуникации

На работе есть индусы с тяжелым акцентом. Долгое время я не понимал их по телефону совсем, но постепенно привык. Китайцев понимаю практически как родных. Есть паренек из Тибета, у него хороший, понятный акцент, но он очень сложно объясняет, чего ему от меня надо. Надо, обычно, довольно простые вещи, часто решаемые в полтора клика, но он может рассказывать об этом минут десять, вдаваясь в важные для него, но совершенно лишние детали.

Есть американцы. Многие хорошо обучаемые, сказал им, чтобы сразу переходили к делу без реверансов, они так и делают с тех пор годами, без "как погода, как семья, как дети", приятно работать. Бывают плохо обучаемые, с ними приходится поддерживать разговоры о погоде, семье и детях, но не так долго, как с пареньком из Тибета все-таки.

Есть русские. С ними, в основном, просто: будет немного жалоб на жизнь, немного инсайда, чаще всего меня не касающегося, этого никак не избежать. Но, в целом, их проблемы понятные, они могут объяснить их на нашем общем языке быстро и четко.

И есть Алекс, допустим, Гончаров. Ну или, скорее, Гончаренко. Или Гончарский. Ну, так как-то.
Он пытается говорить со мной по-английски. Я не понимаю ни-че-го. Понимаю каждое слово по-отдельности, но что он от меня хочет, никогда не могу понять. Никогда. Пытался насильственно переходить с ним на русский. Потом перестал это делать. По-русски он говорит хорошо, без акцента. Но я не понимаю ни-че-го. Пытался заставить его излагать проблемы письменно. Это тоже не помогает. Я не понимаю, что он хочет.
Иногда получается уговорить его показать на компе, что он делает, какой получает результат, и как он отличается от желаемого. По-другому никак.