December 11th, 2020

Рабочее

На заводе меняют сетевое оборудование. Заранее предупредили, что всех работающих из дома отрубят в час дня, и уже с концами. Для работающих из офиса сеть частично пропадет в 3 часа, а может быть и не частично, это как пойдет. По домам, однако, никого не распускают, надо честно сидеть и ждать у моря погоды. Я сегодня дома. Если все пойдет по плану, сеть должна заработать в районе 10 вечера, а на субботнее утро, завтра, меня поставили тестировать немножко софта, удаленно.

Возникла теория заговора, что апгрейд затеяли, чтобы работающие удаленно 50% состава не могли больше подключиться, и на этом основании не платить им (нам) зарплату. Уже трое юзверей мне этот хитрый план руководства озвучили. Было бы, конечно, смешно, но так как в этих 50% большинство начальства, многие из них работают из дома вообще всю неделю, и в зум-митингах иногда попадают в кадр виды из их окон с нехарактерной для нашего штата растительностью, то я в теорию не очень верю. Но в то, что мы не сможем подключиться, верю.

Новогоднее

Один ребенок желает микрофон за 100 долларов, чтобы озвучивать аниме и петь. Возможно, согласится на вариант подешевле. Другой ребенок хочет шлем виртуальной реальности за 300 долларов. Шлем, кажется, ни к одному из имеющихся у нас компов невозможно подключить, а без компа на нем можно играть в игры, которые тоже стоят неплохих денег. Третий ребенок хочет коньки, и чтобы его отправили в штат Кентукки. Или уже не в Кентукки, а в Южную Каролину, тут непонятно.

Витя

Погода сегодня великолепная. Сходил на почту отправить посылок, зашел в китайский супермаркет за китайскими семечками и таиландским кокосовым соком. Кстати, в американских супермаркетах продаются десятки видов кокосового сока и "кокосовой воды" с мякотью и без, из разных стран, в том числе из Таиланда. Но по большей части мусор. А в китайском супермаркете продается вот такой сок:



И он вкуснее даже сока прямо из молодого кокоса в жаркий день на пляже. Вкус совершеннейшего счастья.

Но вообще я не про это. Недоспал вчера, домой вернулся, прилег подремать часок. Тут звонок. Незнакомый номер, начинающийся с +7, Россия, значит.
- Алло, - говорю.
- Привет, - смутно знакомый голос, - это Витя, ты меня, наверное, не помнишь. Шахматист. Друг твоего папы.
- Почему не помню, помню, конечно, дядь Вить. Чем могу помочь?
- Да я тут в ваших краях сейчас, меня твой папа просил кое-что записать на DVD, мне это надо скинуть с флешки...
- Заходите, конечно, не вопрос! Вы где сейчас?
- Да внизу, откроешь мне дверь?
Открываю дверь, вскоре в коридоре показывается огромный дядя Витя, кажется, еще огромнее, чем я его помню, чуть ли не упирается головой в потолок, занимает весь коридор, нелепая розоватая масочка как-то криво сидит на поседевшей черной когда-то бородище. Дети, конечно, набежали сразу:
- Это Дед Мороз?
- Да нет, знакомьтесь, это дядя Витя...
Переписал на диск с нескольких флешек, попили чаю. Дядя Витя достал шахматы.
- Партейку?
- Я так и не научился играть.
- Зря, а ведь я предлагал научить. Почему не захотел?
- Мне тогда ничего из того, что предлагал и делал папа, не хотелось делать, не хотелось иметь ничего общего с ним...
- А ведь ты все равно так многое от него взял. Почему же именно шахматы - нет?
- Не знаю, мне очень жаль, правда.

- Покажешь мне немного ваш район? Я Нью-Йорк неплохо знаю, но Манхэттен, в основном, в Бруклине и не бывал никогда.
- Пойдемте, прогуляемся.
Идем по Kings Highway. Говорим про наш район.
- Вы все там же живете?
- Да, мой дом помнишь, девятиэтажная "свечка" среди пятиэтажек? Его один не снесли, вокруг все по-другому теперь.
- Наш тоже снесли.
- Да ладно, когда успели? Неделю назад еще стоял!
- Как неделю назад? Да я на гуглокартах в октябре еще видел на его месте пустую площадку! Вы, может, с каким-то другим домом путаете?
- Нет, точно ваш. Ну он же за вон теми домами? - показывает уродливую новостройку, которыми застраивают в последнее время Кунцево. Эта особенно уродливая. В прошлый мой приезд ее еще строили.
- Кажется, да.
- Давай обойдем и посмотрим.
Обходим ужасный дом, и я не верю своим глазам. Мой дом, стоит, как ни в чем не бывало!
Совершеннейшее счастье!

Мой подъезд, в окнах горит свет. Хватаю телефон, отступаю от подъезда, чтобы он влез в кадр, сталкиваюсь с женщиной с пустым мусорным ведром. Она смотрит неодобрительно, заходит в дом. Фотографирую подъезд.


Как-то так.

Мы тоже заходим, я пытаюсь открыть дверь ключом, и вижу, что она опечатана, и закрыта на еще один замок, от которого у меня нет ключа. И к ней кнопками прикреплены куча постановлений и объявлений. Что-то там моей семье хотят запретить, не разрешить, к чему-то хотят обязать. Плохо видно, я фотографирую на всякий случай, надо будет показать родителям, мало ли. Оборачиваюсь к Вите, но вижу, что он исчез. Вышел, наверное, на улицу? Выхожу тоже. Вити не видно. Вокруг поздне-осеннее Кунцево. Просыпаюсь. Иду к холодильнику за кокосовым соком. На всякий случай проверяю телефон. Последнее фото - я действительно фотографировал дверь. Дверь почты. Там было расписание работы в предстоящие праздники.