July 26th, 2019

Лытдыбр

Домофонная компания обещает прислать кого-нибудь. Сегодня. Или завтра. Ах, завтра суббота? Ну, тогда послезавтра. Нет, в субботу мы работаем, мы подумали, что это у вас... Нет, у нас нет, но в субботу все равно не пришлем...

Разумеется, домофон так и не работает. "Амазон" в дверь позвонить не может, но каким-то макаром все же успешно доставляет покупки к двери квартиры. А вот ФедЭкс не справился. И телефон, заказанный на день рождения Старшей, уехал обратно на их базу в международном аэропорту имени Джона Кеннеди. Обещали попробовать доставить еще раз сегодня, но я решил, что у них опять может не получиться, и поехал в аэропорт сам.

Никогда не ездил в аэропорт общественным транспортом. Полтора часа вместо получаса на такси. Два с половиной часа обратно. Что я могу сказать? Нью-Йорку не хватает прямых линий метро из Бруклина в Квинс. Я ехал на электричке через Atlantic Terminal, электричка хорошая, но ходит редко, особенно поздно вечером. Обратно ее пришлось бы ждать час, я на стал, поехал на север Квинса автобусом, а оттуда на метро F, но так получилось даже дольше, чем если бы подождал электричку час и приехал на ней обратно на Atlantic.

Район Ямайка в Квинсе, где аэропорт и склад ФедЭкса, мало чем похож на Ямайку, кроме цвета кожи местных жителей - в автобусах и на улице я там был единственным белым, и смутно вспомнил, как лет 10 назад мне почему-то бывало в таких ситуациях неуютно. Сейчас об этом ощущении помню, но вызвать его не получается.

Sitting in a tree

Старшая в лагере играла в футбол, неудачно упала на спину и осталась дома. Дома, правда, они с мамой не остались, пошли покупать всякие школьные принадлежности, потом в МакДоналдс, в общем, хорошо провели время, пока бедный ФедЭкс пытался доставить коробочку.

Забираю из лагеря младших детей. Сын идет и болтает с одноклассницей по имени Нина, про которую мы думали, что она русская, но она оказалась китаянкой. Говорят по-английски, сын ей рассказывает, какого огромного паука он видел в спортзале, а она на него смотрит такими глазами... Младшая потихоньку поет:

L... and Nina sitting in a tree
K - I - S - S - I - N - G
First comes love,
Then comes marriage,
Then comes baby in a baby carriage!

Это наши "тили-тили-тесто", один в один. Откуда чего берется? Ведь в школе нет американских детей, детей родителей, которые сами здесь родились. Ну, практически. Ржу про себя.

Потом мама уводит Нину на другую сторону улицы к их дому, но они еще пару минут общаются жестами через дорогу, пока за Ниной не закрывается дверь.

Младшая допрашивает брата:
- А как же Белла-Миа? Вы больше не дружите?
- Почему? Белла-Миа мне нравится. Но Нина... Нину я люблю!
- Oh my god, you ditched Bella-Mia!
- Ничего я ее не ditched!
- You cheated on Bella-Mia!
- Что? Что я на ней сделал? Ничего я на ней не делал!