July 9th, 2019

Так

Вечером перед отъездом домой пошел в магазин - воды в дорогу взять, детям на завтрак что-нибудь. На тротуаре увидел мертвую птицу, поменьше воробья. Воробьи на Барбадосе, кстати, есть. Как в Америке, все одинакового окраса, но не такого же, как в Америке, немного темнее. И намного наглее. Но эта птица была совсем черной и мелкой, не знаю, короче, что за птица. Чуть не наступил. Неприятно.

Обгоняю пару местных жителей, тоже черных и мелких, но живых. Потом еще несколько черных проходят мне навстречу, а за два блока до заправки ESSO, возле которой надо переходить дорогу к супермаркету, вижу первого белого. Лицо кажется знакомым, прямо вылитый мой бывший начальник, только постаревший слегка, чуть лысоватый, чуть-чуть седины. Но это же невозможно. Но так похож. Я прохожу мимо него и не удерживаюсь, оглядываюсь. Он стоит на месте и смотрит на меня. Потом окликает меня по имени.

- Аркадий!
- Простите...
- Не узнаешь?
- Володя? Ты как здесь оказался?
- Что, не ожидал? Нам теперь в Грецию визы не дают, а сюда без виз пускают.
- Совсем не ожидал, мне сказали, что ты умер.
- Че? Кто тебе такое сказал?
- Да не важно...
- Нет, кто?
- П.Н.
- Николаич совсем охуел, мы с ним расплевались, когда он тебе это сказал?
- В 2013-м еще.
- Чего ты меня не набрал, у тебя мой номер есть?
- 901-710-0157. Но Николаич, вроде, серьезный мужик. Не подумал, что он мог бы так... шутить.
- 903 давным давно, по 901 ты бы мне долго звонил. Где ты сейчас?
- Да где и раньше. Ты тоже?
- Примерно.
- Я на сайт заходил, тебя в списке команды нет.
- Вебмастер в РЖД ушел, давно еще, некому страницу обновить. Ты видел, там С.В. фото 2001 года?
- Да вроде посвежее.
- Хер там, это С.В. на фото посвежее.
- А ты почти не изменился, - говорю, потому что не знаю, чего вообще говорить. Чувствую себя совершенно ошарашенно. Все эти шесть лет я считал, что Володя умер, а перед этим мы шесть лет не общались. Последний раз мы говорили в Москве, Володя звал доделать проект, в процессе работы над которым меня и уволили, заказчиком, кстати, и был П.Н., рассказавший мне, что Володя умер. Я тогда сказал, что у меня нет времени и желания этим заниматься, Володя что-то стал говорить, но я бросил трубку. Он перезвонил, я его заблокировал... И теперь он здесь, на Барбадосе, ведет себя, как ни в чем не бывало?
- Пройдемся?
Мы идем по улице, переходим к супермаркету, но не заходим в него. Идем в следующий, который в паре блоков к северу, побольше и получше, правда, цены там выше. Заходим, я складываю в корзинку воду и йогурты, берем с Володей по бутылочке "Хейнекена", оплачиваем, выходим на воздух. Володя открывает пиво зажигалкой, идем, пьем. Володя рассказывает о новом гениальном способе вытаскивать сигнал из-под шумов с помощью квадратурного анализатора.

- Но мы же обсуждали этот метод, еще когда я работал?
- Да, но тогда мы думали это программно сделать, а теперь у нас есть прибор, НЕЛК его выпускает, преобразует моментально, сразу же усредняет, фильтрует... Аналоговый прибор!
- Здорово...

Улица становится шире, одноэтажные домики сменяются кирпичными шестиэтажками, машины едут по правой стороне, и до меня, наконец, доходит, что это чертов кошмар. Встаю с кровати, иду проверять холодильник. Ага, есть вода, есть йогурты. Надо будить детей, собираться. В дверце холодильника недопитый вчерашний "Хейнекен", делаю глоток. Выдохся, но ничего еще, нормально.

В такси смотрю в окно, ловлю себя на том, что пытаюсь разглядеть мертвую птицу на правом тротуаре.