?

Log in

No account? Create an account

Лытдыбр
excubitus
Забираю сына с продленки. Отмечаю, что он сидит не один, рядом с учителем, а в компании с другими детьми, и оживленно о чем-то болтает с девочкой. Позвал его, а он не пулей рванул ко мне, а вроде бы даже нехотя ушел.

Проверяю уроки. В папке лежат рисунки. Девочка с сердечком на футболке на одной странице. Мальчик в полосатой футболке, кажущейся подозрительно знакомой, на другой.
- А кто это нарисовал?
- Так это же та девочка! Почему-то захотела мне подарить.

Девочку зовут Карина, она говорит по-русски, одна в классе, и она взяла над моим малышом шефство. Не знаю, добровольно, или учительница попросила. Но они общаются. И они в одном классе не только на продленке, но и в дневной школе. Первый раз он в этой школе с кем-то начал общаться, кроме сестер.

С английским пока все не так хорошо, хотя прогресс за три недели, на мой взгляд, ощутимый. Он начал понимать и выполнять команды, читаем с ним книжки начального уровня - узнает многие слова, может их произнести, понимает, что они означают. Домашку им дают на всю неделю в понедельник, я делаю копию чистых листов заданий со вторника по пятницу; то, что он делает в школе в понедельник, оставляем, как есть, а в остальные дни мы переделываем все дома более аккуратно. Все идет с трудом - не так трудно делать задания, как трудно за них усадить, без скандалов не получается. Особенно, если он чем-то занят, оторвать от мультиков - это целое дело. Понятно, что учительнице с ним трудно, она не может допустить криков и истерик на уроке.

Через две с половиной недели класс везут на экскурсию на Стейтен Айленд. Нам прислали записку, что кто-то из родителей должен нашего малыша сопровождать, иначе он поехать не сможет. Жене придется прокатиться в школьном автобусе. Ну вот так живем пока что.
Метки: