August 3rd, 2017

Лытдыбр

Диван попробуют еще раз привезти завтра. Приедет другая бригада, попросят подписать бумажку, что мы их освобождаем от ответственности за возможные повреждения, и будут поднимать диван по лестнице на пятый этаж. Дополнительных денег за это не просят (но, видимо, надо дать чаевые при успехе этой непростой операции - не знаю только, сколько).

Думаем покрасить гостиную до отпуска. Последний раз красили тогда же, когда и спальню, шесть лет назад, и стены примерно в том же состоянии. Местами нормально, местами выбито, где-то дети порисовали. Площадь больше, чем в спальне, конфигурация сложнее - много углов, которые надо прокрашивать кисточками. А мы и со спальней подустали за два дня. Так что пока только думаем. Но это надо сделать, и кухня еще на очереди.

Так

Выходил прогуляться, встретил на Брайтоне знакомого, из давней тусовки моей тогда будущей жены. Он меня узнал, я его не узнал бы - загорелый, побрит наголо, одет по-пляжному, в шортах и гавайке, в темных очках вроде тех, что летчики носят. Когда меня с ним знакомили, он был студентом и одевался, как бедный студент - брючки, свитерочек, правда, седеющий студент, пересидевший свою студенческую визу на много лет. Искал себе тогда жену с гражданством, не находилась никак подходящая. Вскоре его депортировали на родную Украину. Теперь снова здесь, значит.
- Как тебя впустили? - спрашиваю.
- Не впустили.
Он в прошлом году, когда Трампа выбрали, рванул в Гватемалу, оттуда перебрался в Мексику, из Мексики пешком перешел границу где-то там, где наш Дональд собирается строить великую стену. Снова ищет американку. Снимает комнату в том же доме, где его когда-то схватили злые агенты ICE.
- Два раза в одну воронку не попадает.